Практика привлечения по ст 307 ук рф

практика привлечения по ст 307 ук рф

Л.Н.Н., сказала «пойдем на помощь звать», кто кого избивал, он не знает;

на предварительном следствии свидетель Б.Н.И. также показал, что Солодухина А.Н., когда вышла из дома П.М.А. сказала, что в доме Ц.В.В.. и А.Н. избивают П.М.А. и Л.Н.Н. (л. д. 73-75);

показаниями свидетеля Ф.Н.Н. о том, что в доме П.М.А.. в 2015 году проживал ее брат Л.Н.Н. 24.11.2015г. она находилась дома, примерно в 22 часа пришел ее брат, сказав, что в дом П.М.А. пришли жители села Ц.М.А. и А.Н., которые избили П.М.А. Она посоветовала Л.Н.Н. остаться у нее до утра;

на предварительном следствии свидетель Ф.Н.Н. дала показания о том, что в ходе допроса П.М.А.. пояснил сотрудникам полиции, что 24.11.2015г. к нему домой пришли Ц.М.А.. и Б.А.А., которые его избили, после чего П.М.А. госпитализировали. 25.11.2015г. в утреннее время Солодухина А.Н. сказала ей, что 24.11.2015г.


Карпов обратился с заявлением о том, что свидетелями по его уголовному делу были даны заведомо ложные показания, по результатам рассмотрения которого в возбуждении уголовного дела также было отказано. В удовлетворении поданной в порядке статьи 125 УПК Российской Федерации его адвокатом жалобы было отказано вступившим 5 мая 2017 года в силу постановлением суда.

По мнению заявителя, оспариваемые нормы противоречат статьям 1, 2, 23 (часть 1), 45, 46, 52, 55 (часть 3), 71 (пункты «в», «о») и 76 (часть 1) Конституции Российской Федерации, поскольку они позволяют признавать фальсификацию следователем доказательств по уголовному делу об особо тяжком преступлении малозначительным деянием и не привлекать к ответственности свидетелей, давших заведомо ложные показания по такому делу.

2.

Практика привлечения по ст 307 ук рф

Правоприменение в настоящее время допускает расширительное толкование положений части 1 статьи 307 УК РФ и распространяет их на проведение экспертизы не только в судебном заседании, но и во вне его. Широкое толкование уголовной нормы нарушает конституционное и признанное международным сообществом положение о том, что расширительное толкование должно применяться в отношении прав и свобод, но недопустимо при толковании юридических запретов. Также при такой формулировке исключается уголовная ответственность эксперта за дачу заведомо ложного заключения при проведении экспертиз в рамках НК РФ, ТК Таможенного союза, Основ законодательства о нотариате.
При проведении экспертизы по делам об административных правонарушениях в соответствии с нормами КоАП РФ за дачу заведомо ложного заключения эксперт несет ответственность в соответствии со статьей 17.9 КоАП РФ.

Практика привлечения по ст 307 ук рф с комментариями


Лямбирского районного суда по рассмотрению уголовного дела в отношении Ц.М.А. и Б.А.А. следует, что она не дала показания относительно выполнения Б.А.А. (потерпевшим по настоящему делу) объективной стороны преступления, предусмотренного пунктом «а» части 3 статьи 111 Уголовного кодекса Российской Федерации, таким образом, суду не предоставлено достаточно доказательств о том, что заведомо ложные показания подсудимой Солодухиной А.Н. соединены с обвинением лица в совершении особо тяжкого преступления.

Вместе с тем, подсудимая Солодухина А.Н., действуя с прямым умыслом, выполнила объективную сторону преступления, предусмотренного частью 1 статьи 307 УК Российской Федерации, дав, с целью смягчения уголовной ответственности Ц.М.А., воспрепятствования полному, всестороннему и объективному рассмотрению уголовного дела, заведомо ложные показания о том, что в тот вечер видела в доме П.М.А.

Практика привлечения по ст 307 ук рф с последними изменениями

Впоследствии орган предварительного расследования постановлением, вынесенным по итогам рассмотрения заявления о совершении С. преступления, предусмотренного частью первой статьи 307 УК Российской Федерации, отказал в возбуждении уголовного дела в связи с отсутствием состава преступления в действиях С. и В.А. Юрьева. Жалоба последнего на данное решение оставлена без удовлетворения постановлением суда от 17 марта 2016 года, с чем согласились суды апелляционной и кассационной инстанций.Определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РФ от 27.04.2017 N 127-УД17-6

Назначая наказание по ч. 3 ст. 30, п. п. «а», «г» ч. 4 ст. 228.1 УК РФ, суд правильно исходил из размера санкции ч. 3 ст.

В связи с чем, ею предлагается за дачу экспертом ложного заключения в рамках гражданского судопроизводства установить административную ответственность. С предложением данного автора согласиться не представляется возможным, так как гражданское и арбитражное судопроизводство в условиях рыночной экономики особенно важно, предметом споров порой являются многомиллиардные суммы, и от правосудного решения суда во многом зависит судьба организаций и физических лиц. Или, например, как можно умалить последствия ложного заключения эксперта-психолога по делам, связанным со спорами о детях.

Авторы Горелик А.С., Лобанова Л.В.

УК РФ действия должны быть совершены в процессе предварительного расследования либо в судебном заседании. Ложные сведения, данные свидетелем, например, в беседе с прокурором, не образуют состава преступления, предусмотренного ст. 307 УК РФ.

Согласно ст. 57 УПК РФ экспертом является лицо, обладающее специальными знаниями и назначенное в порядке, установленном законом для производства судебной экспертизы и дачи заключения.

В соответствии с ч. 4 ст. 57 УПК РФ эксперт не вправе: давать заведомо ложное заключение (п. 4), разглашать данные предварительного расследования, ставшие известными ему в связи с участием в уголовном деле в качестве эксперта, если он был об этом заранее предупрежден в порядке, установленном ст. 161 УПК РФ (п. 5).

В подготовительной части судебного заседания в соответствии со ст.

УК Республики Украины, предусматривающей за аналогичное преступление максимальное наказание в виде лишения свободы сроком до 12 лет, поскольку она является более мягкой по сравнению с санкцией ч. 4 ст. 228.1 УК РФ.Апелляционное определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РФ от 02.05.2017 N 58-АПУ17-7

Считает, что объяснение свидетеля П. полученное 16 октября 2015 года, противоречит сведениям, данным ею в ходе допроса на предварительном следствии и судебном заседании, однако причину изменения показаний суд не выяснил. Полагает, что проведенные в ходе предварительного расследования очные ставки со свидетелями П. и П. не соответствуют требованиям уголовно-процессуального закона, поскольку до их проведения были оглашены ранее данные ими показания, свидетель П. не был предупрежден об уголовной ответственности по ст.

Инфоinfo
Рядом авторов обоснованно высказываются предложения о расширении квалифицирующих признаков данного состава преступления. Например, Дворянсков И.В. [7] предлагает в качестве квалифицирующих рассматривать: причинение тяжких последствий (длительное содержание невиновного под стражей, осуждение к большому сроку лишения свободы и т.п.) и совершение преступления группой лиц по предварительному сговору. Горелик А.С., Лобанова Л.В. [6, с.303] предлагают «вернуть» в статью 307 УК РФ создание искусственных доказательств обвинения, которое было в аналогичном составе статьи 182 УК РСФСР 1960 года.

Также в качестве квалифицирующего признака необходимо рассматривать совершение преступления из корыстных побуждений.

В литературе со ссылками на зарубежный опыт озвучиваются предложения об усилении санкции статьи 307 УК РФ [8, с.284-287].

УК РФ.

Статья 307 УК РФ дополнена примечанием, согласно которому свидетель, потерпевший, эксперт, специалист, переводчик освобождаются от уголовной ответственности, если они: добровольно в ходе дознания, предварительного следствия или судебного разбирательства до вынесения приговора или решения суда заявили о ложности показаний, данных ими, заключения или заведомо неправильном переводе.

Мотивы, по которым свидетель, потерпевший, эксперт, специалист или переводчик добровольно заявили о ложности данных ими показаний, заключения или заведомо неправильном переводе, не имеют значения для решения вопроса об освобождении их от уголовной ответственности.

Судебная практика по статье 307 УК РФ

Постановление ЕСПЧ от 28.03.2017

83. Статья 281 Гражданского кодекса Российской Федерации требует, чтобы компенсация за изъятие соответствовала рыночной стоимости имущества.

УК Российской Федерации — нахождение у нее малолетнего ребенка, в соответствии с частью 2 статьи 61 Уголовного кодекса Российской Федерации также в качестве смягчающих наказание обстоятельств: отсутствие судимости, положительные характеристики с места жительства и работы, наличие постоянного места работы и жительства, наличие семейно-бытовых связей, состояние здоровья подсудимой, материальное положение.

Отягчающих наказание обстоятельств, предусмотренных статьей 63 Уголовного кодекса Российской Федерации, у подсудимой не имеется.

Исключительных обстоятельств, а также обстоятельств, существенно уменьшающих степень общественной опасности совершенного преступления, не имеется, в связи с чем суд не находит оснований для применения положений статьи 64 Уголовного кодекса Российской Федерации.

Принимая во внимание, что подсудимая Солодухина А.Н.

АПК РФ.

Неправильный перевод состоит в искажении смысла переводимых материалов дела (устной или письменной речи) — показаний или документов при производстве предварительного расследования или в процессе судебного разбирательства. Ложным будет и умолчание переводчика о существенных для разрешения дела обстоятельствах при переводе показаний и документов.

Все вышеперечисленные деяния, совершенные в суде либо при производстве предварительного расследования, влекут уголовную ответственность по ст. 307 УК РФ независимо от того, искажают ли они истину в пользу обвиняемого по уголовному делу или против него, а равно в пользу истца или ответчика по гражданскому делу.

Состав преступления сконструирован законодателем по типу формальных составов преступлений.

Что же касается статьи 307 УК Российской Федерации, то данная норма, применяемая в единстве с положениями Общей части указанного Кодекса (статьи 5, 8, часть первая статьи 14 и статья 25), предусматривает привлечение к уголовной ответственности лишь за заведомо ложные показания свидетеля или потерпевшего и предполагает наличие в их действиях прямого умысла, когда эти лица осознают, что показания, которые они дают, являются ложными, и желают дать именно такие показания (Определение Конституционного Суда Российской Федерации от 28 марта 2017 года № 561-О).

Соответственно, оспариваемые М.В. Карповым нормы не могут расцениваться как нарушающие его конституционные права в указанном им аспекте.

Кодексом процессуальный порядок, но и подрывает сущность правосудия по уголовным делам как такового.

Соответственно, положения статьи 303 УК Российской Федерации не могут оцениваться в отрыве от норм, регулирующих соответствующие уголовно-процессуальные вопросы.

Так, при исключительных обстоятельствах, свидетельствующих о совершении участниками производства по уголовному делу, в том числе следователем или дознавателем, преступления, вследствие чего искажалось бы само существо правосудия, уголовно-процессуальный закон допускает возможность проведения отдельного, самостоятельного расследования этих обстоятельств, по результатам которого может быть вынесен приговор; вступление такого приговора в силу позволяет осуществить пересмотр ранее вынесенного приговора или иного судебного решения по делу ввиду вновь открывшихся обстоятельств.

Важноimportant
К.В. Арановского, А.И. Бойцова, Н.С. Бондаря, Г.А. Гаджиева, Ю.М. Данилова, Л.М. Жарковой, С.М. Казанцева, С.Д. Князева, А.Н. Кокотова, Л.О. Красавчиковой, С.П. Маврина, Н.В. Мельникова, Ю.Д.

Рудкина, О.С. Хохряковой, В.Г. Ярославцева,

рассмотрев вопрос о возможности принятия жалобы гражданина М.В. Карпова к рассмотрению в заседании Конституционного Суда Российской Федерации, установил:

1. В своей жалобе в Конституционный Суд Российской Федерации гражданин М.В.

Карпов оспаривает конституционность положений статей 303 «Фальсификация доказательств и результатов оперативно-розыскной деятельности» и 307 «Заведомо ложные показание, заключение эксперта, специалиста или неправильный перевод» УК Российской Федерации.

Как следует из представленных материалов, по факту допущенного следователем, осуществлявшим расследование по уголовному делу в отношении М.В.

УПК Российской Федерации последствиях нарушения при даче показаний обязательств, указанных в досудебном соглашении о сотрудничестве, не влияет на допустимость и достоверность данных В. показаний в судебном заседании, а тем более показаний, данных им в ходе досудебного производства в качестве подозреваемого и обвиняемого, поскольку в судебном заседании В. которому судом также были разъяснены положения ст. 51 Конституции РФ о том, что он не обязан свидетельствовать против себя, подтвердил свои прежние показания и дал по существу аналогичные показания относительно фактических обстоятельств дела, то есть совершения преступлений в отношении К. организованной группой, в состав которой, кроме него, входили осужденные Гончар и Жуков, указав на участие и роль каждого из них при совершении преступлений. Более того, как указал Конституционный Суд РФ в своем постановлении от 20.07.2016 г. N …
Республики Мордовии по части 2 статьи 307 УК РФ «Заведомо ложные показания свидетеля, потерпевшего либо заключение или показание эксперта, показание специалиста, а равно заведомо неправильный перевод в суде либо при производстве предварительного расследования, соединенные с обвинением лица в совершении тяжкого или особо тяжкого преступления».

П Р И Г О В О Р

Именем Российской Федерации

04 апреля 2017 г. с. Лямбирь Республика Мордовия

Лямбирский районный суд Республики Мордовии в составе председательствующего судьи М.Н.Н.,

при секретаре С.М.Р.,

с участием государственного обвинителя — прокурора Лямбирского района Республики Мордовия Л.М.Г.,

подсудимой С.А.Н.,

защитника — адвоката Коллегии адвокатов «Республиканская юридическая защита» Адвокатской Палаты Республики Мордовия А.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *